15:22 

Без названия... Снова ;)

Фандом: Iсerde || Внутри (турецкий сериал)
Автор: Лоскутное_одеяло aka Sirena_82 aka Дюдюка (Исключительная Злюка)
Персонажи: Сарп Йылмаз, Мерт Карада (Умут Йылмаз)
Бета: все ляпы и опечатки мои
Таймлайн: наброски на финал или где-нибудь близко к финалу -после того, как вскрывается кротовство Мерта. В этом варианте развития событий Сарп первым узнает, кто стучит Джелялю, естественно, рассказывает об этом Юсуфу и они решают использовать крота против его же хозяина, но что-то явно идет не так, однако в ФФК речь не о том
Жанр: АУ, джен, отчасти херт-комфорт
Рейтинг: PG-13 (исключительно за язык мальчиков)
Размер: миди
Дисклеймер: поиграю и верну… может быть…
Предупреждения:
- не исключен ООС
- обоснуев нет и не будет
- весь экшен с мафиозными разборками остался за кадром, ибо автору интересны только братики Йылмаз во взаимодействии
Статус: завершен
Самарри: вариация на тему того, как и при каких обстоятельствах выяснится правда о братстве Сарпа и Мерта



Иногда Сарпу кажется, что последние двадцать лет он, будто провалялся в коме. Проспал, подключенным к аппаратам жизнеобеспечения, гоняя по кругу один и тот же сон. Сон, в котором он снова и снова теряет Умута. В этом сне у него вырывают его собственную душу, а вместе с нею и смысл жизни. В этом нескончаемом кошмаре у Сарпа из груди вырывают саму жизнь…

*****************************************************************************

- Джошкун, больше тебе не с кем будет вести задушевные беседы! Мерт воссоединился с отцом и Метин после долгой разлуки принял сына с распростертыми объятиями! Не будь я – шашлычник Джеляль, если совсем скоро и ты не отправишься вслед за ним, Джошкун! Ты меня знаешь!..

Голос Джеляля оглушающе лязгает металлом. Он озлобленно выплевывает эти слова и они с грохотом прокатываются по рабочему кабинету. От них содрогаются стены. Эти слова мириадами острых осколков вгрызаются в Сарпа. Забиваются под кожу и пулями навылет бьют в самое сердце. От них раскаляется воздух. Он уплотняется и становится тягучим, как смола. Сарп с трудом вдыхает – вбирает его тугими, точно кузнечные меха, легкими и сгорает в ненасытном пламени.

- Давно ты здесь, Сарп? – Джеляль вырастает перед ним, будто из ниоткуда. У него тяжелый и непроницаемый взгляд. Кажется, он прожигает кожу и плоть. Как заправская ищейка, вынюхивает, где в этом теле сокрыта душа. Та самая душа, имя которой - Умут…

- Только пришел… отец Джеляль. Тебе что-нибудь нужно? – сохранять самообладание и притворяться спокойным - трудно. Не пустить Джелялю пулю в лоб здесь и сейчас – еще сложнее. Сдерживать желание поквитаться за разрушенную семью и украденного брата – кажется чем-то непосильным, чем-то невозможным. Но Сарп стискивает до зубовного скрежета челюсти и унимает, набатом отдающееся в голове, сердце. Он сдерживает, клокочущие в груди вулканической магмой, эмоции и нацепляет маску. Маску, которая успела покрыться кровоточащими трещинками, но до сих пор исправно ему служит. Сарп повторяет себе, как молитву, как долбанную мантру, что все не может так закончиться. Умут не может умереть. Просто не может…

- Нет, Сарп, на сегодня для тебя заданий нет. Поезжай, займись своими делами, повидайся с матерью, - по глазам мясника тяжело судить поверил он ему или же надумал устроить очередную проверку на вшивость. Какую по счету? Сарп не считал.
- Спасибо.
- Хотя, погоди-ка, дитя мое. Кое-что для тебя у меня все же есть.
- Говори, отец.
- Та журналистка – Эйлем, кажется. Ты ведь дружишь с ней?
- Мы росли вместе. Почему спрашиваешь, отец? – Сарп не видел Эйлем уже больше недели. На работе о ней ничего не знают и он сбился с ног, разыскивая ее. А теперь… По-крайней мере, теперь Сарп может быть уверен, что она жива и его с начальником Юсуфом самые худшие опасения не подтвердились.

- Всему свое время, дитя, и до этого очередь дойдет.
- Да, отец.
- Журналисты вечно копаются в делах, до которых им расти и расти. Но порою и их любопытство бывает нам на руку. Когда Эйлем позвонит тебе или вы где-нибудь встретитесь, приведи ко мне эту девушку, Сарп. Нам есть о чем с ней поговорить.

- Отец?..
- Выполни мой приказ, дитя!
- Как скажешь… отец.
- Выполняй все мои приказы и не смей идти против меня! Каждый день, просыпаясь, помни, что ты – твое дело, разум, сердце и душа – всё это шашлычника Джеляля и лишь я один могу распоряжаться всем этим по своему разумению. Не забывай об этом, дитя мое!

- Будут еще приказы, отец?
- Нет, ступай, Сарп, ступай.

Сарп едва заметно кивает и разворачивается. Заставляет себя выйти на негнущихся ногах вон из дома, не превратив лицо Джеляля Думана в безобразное месиво из мяса и обломков костей. Он садится в машину и несколько минут пялится в одну точку. Прокручивает в голове случайно услышанный разговор Джеляля, силясь сложить воедино то немногое, что знает о Мерте. Как черно-белые стоп-кадры собирает обрывки воспоминаний и бормочет:
- Как же я не понял?.. Почему не увидел?.. Почему?..

*****************************************************************************

Мелек опережает его и сама ему звонит. Просит приехать. Говорит, что соскучилась и хочет видеть. Хочет прикоснуться, чтобы удостовериться, что все еще жива.
Сарп, не мешкая, приезжает к ней.

*****************************************************************************

Они сидят в гостиной на диване и просто смотрят друг на друга – оттягивают начало неизбежного разговора.

- Заварю чай, - Мелек порывается встать, чтобы уйти на кухню, но Сарп удерживает ее за запястье, вынуждая повременить.
- Успеется, Мелек, успеется. Давай сперва поговорим, у нас так редко это получается, - она хмурится, будто инстинктивно предвидя, что у него на языке вертятся не самые легкие вопросы. Сарп несколько секунд собирается с мыслями и, наконец, спрашивает: - Мелек, ты помнишь комиссара Мерта?

- Мы с ним вместе ужинали у твоей мамы. А что? Ты о нем хочешь поговорить? Почему со мной и именно сейчас? Что-то случилось? Мне уже начинать волноваться?
- Сам до конца не уверен, что случилось и нужно ли из-за этого волноваться. И прежде чем делать какие-либо выводы, я задам тебе вопрос, ответ на который для меня важнее, даже моей собственной жизни. Мелек, пообещай, что будешь честна со мной и не станешь ничего скрывать.
- Что же такого стряслось, Сарп? Не утаивай ничего, расскажи.
- Дай слово, прошу, - Сарпу не нравится давить на нее, но он не видит другого выхода.
- Хорошо, хорошо. Обещаю. Чем бы ты не интересовался, я дам честный ответ.

- Мелек, как-то ты упоминала, что отец Джеляль взял тебя с улицы. Спас от Джошкуна, дал крышу над головой. Скажи, тогда он забрал не только тебя?

- Не понимаю, Сарп. К чему ты клонишь и, какая связь с комиссаром Мертом?

- Мелек, тогда он забрал с улицы еще одного ребенка? Мальчика? Того мальчика звали Мерт? Вы оба попали к Джошкуну, когда были детьми, а потом... Потом Джеляль «спас» вас от него? Так? Вас обоих, тебя и Мерта? Я прав, Мелек?

- Сарп, с чего ты взял, что мы с Мертом могли быть знакомы тогда? Мы с ним...

- Ты обещала, Мелек. Не лги, прошу.
- Сарп…
- Пожалуйста, Мелек, мне важно знать. Я должен знать правду.
- Но почему? Почему именно сейчас ты задаешь такие странные вопросы?
- Мелек, прошу, не поступай так со мной – не обманывай. Только не ты…

Она колеблется – борется с привычной настороженностью, панцирем укрывающей ее от ненужных треволнений, а через минуту выдыхает:
- Да, Сарп. Ты - прав. Прав во всем. Мы с Мертом… Мы были, как брат и сестра. Защищали друг друга, как могли. Терпели побои, попрошайничали ради куска хлеба и спали на улице. Это было самое ужасное время. А в один из дней… В один из дней появился отец Джеляль и, несмотря ни на что, я благодарна ему за то, что он вырвал нас из рук Джошкуна… Что произошло дальше, вряд ли есть смысл тебе рассказывать. Раз ты спрашиваешь о Мерте, значит знаешь и о том, что он делал для отца… Но об этом ты узнал не от Джеляля, я права? Он бы не стал рассказывать о нем, даже тебе. О Мерте вообще никто кроме меня не знал. Сарп, ты не хочешь мне все объяснить? Мерт же попал в беду не из-за тебя? Не из-за того, что тебе стало известно?

Сарп не пытается оправдаться или как-то объясниться. Он целует Мелек в лоб — по-отечески, заботливо, проводит ладонью по шелковистым локонам, а она просто смотрит на него – удивленно, недоуменно.

- Мелек, наверное, ты считаешь меня сумасшедшим. Может, думаешь, «что этому странному человеку нужно от нас»? Но позволь... позволь задать еще один вопрос, - Мелек кивает и Сарп продолжает: - Есть ли у тебя детские фотографии Мерта?

- Их не так-то много, - виновато отзывается Мелек. Она берет с книжной полки внушительный том учебника по уголовному праву, вытаскивает глянцевую карточку, заложенную меж страниц, и протягивает ее Сарпу. – Одна хранилась у Мерта, а эта – всегда была со мной. Чтобы не забывать, кто мы и через что прошли.

Сарп всматривается в мальчишеское лицо и не замечает, как глаза наполняются слезами, стекающими по щекам. Он не слышит, как с губ срывается приглушенное «Умут…», раскрашенное в жгучую смесь эмоций.

- Сарп?.. – он только теперь понимает, что все еще сидит в гостиной Мелек, и поспешно утирает слезы. – Ты же не хочешь сказать, что Мерт?.. – ей нет нужды озвучивать вопрос до конца. У него все написано на лице. – Как же так могло получиться?.. Мерт... Он же так тебя искал. Искал свою семью и даже не подозревал, что уже нашел…

- Мелек, Мелек, я должен найти его. Мерт жив? С ним же ничего не случилось? Мне надо его увидеть. Можешь сказать, где он? Уверен, ты знаешь, где Мерт. Скажи мне, пожалуйста.

- Сарп, я доверяю тебе, также, как и Мерту. Верю, что не причинишь ему вреда и другим не позволишь этого сделать. Я уверена, что это не какая-то уловка и поэтому скажу, отвечу на твои вопросы. И да, Мерт жив, не волнуйся. Он был серьезно ранен, но все уже позади.
- Как мне найти его, Мелек? Где искать?
- Я дала ему слово, что никто не узнает о его убежище. Но это же исключительный случай? – Мелек берет блокнот с ручкой, записывает адрес и, вырвав листок, вручает его Сарпу: - Здесь Мерт прятался неделю назад. Возможно, он до сих пор там, где прошло наше детство.

- А Эйлем? Он что-нибудь о ней говорил? Она с ним?
- Ей было слишком опасно находиться рядом с Мертом и он попросил найти для нее такое место, где ей ничто и никто не будут угрожать, - Мелек встает с дивана, проходит к лестнице, ведущей наверх, и, немного погодя, возвращается, а следом за ней идет и Эйлем.

- Эйлем! – Сарп едва ли не вскакивает с дивана. Он порывисто обнимает ее и частит: - С тобой все в порядке? Ты не ранена? Тебя никто не обидел?
- Нет, нет, Сарп. Меня не тронули. Мерт защитил. Я так испугалась, когда на нас напали. И мне все еще страшно. Что теперь будет, Сарп? - Сарп шепчет одними губами «Спасибо, Мелек» и, отстраняется от Эйлем. – Сарп, я же не ослышалась?..
- О чем ты, Эйлем?..
- Мерт – это и, правда, наш Умут?
- Я почти уверен в этом. Почти уверен, что мы его, наконец-то, нашли.
- О, Аллах!.. Все это время Умут был рядом, а мы даже не поняли… Как ты узнал об этом, Сарп?
- Потом, Эйлем, я все вам расскажу потом. Послушайте, мне надо уехать. Без надобности никуда не выходите. Я отправлю к вам Барыша. А рано утром он увезет вас в другую квартиру. Туда, где вас никто не найдет.
- Нам лучше оставаться здесь, Сарп,- возражает Мелек. – В моем доме никому в голову не придет искать Эйлем. Чем ближе к отцу, тем безопаснее, ты и сам это понимаешь не хуже моего.
- Мне было бы спокойнее, если б рядом с вами находился кто-то, кому я доверяю.
- Это привлечет ненужное внимание, вызовет подозрения. Начнутся лишние вопросы. А нам это ни к чему.
- Хорошо, ладно. Я – согласен. Но, если хоть что-то случится, что угодно, сразу звоните мне или Барышу. Договорились?
- Да, не беспокойся о нас. Лучше позаботься о Мерте и своей семье. Это важнее всего, Сарп. И знаешь, что?.. – она выдерживает паузу и просит: - Будьте осторожны, ладно?
- Будем.
- А когда все это сумасшествие закончится, мы обнимем вас обоих…

*****************************************************************************

Сарп приезжает по адресу, указанному Мелек, за пару часов. Соблюдает все меры предосторожности – меняет машину, часть пути преодолевает пешком, петляя по узким путанным переулкам. Зайдя во двор, кажется выстроенный сплошь бараками, Сарп задыхается. Ему не хватает кислорода от витающих здесь страха и одиночества.

- Они за все заплатят, Умут, за все… И этот пес Джошкун и мясник Джеляль. Им не сойдет с рук боль, которую они причинили тебе и маме…

Сарп осматривает все помещения в нижнем ярусе, после чего поднимается наверх. Наугад выбирает барак и толкает от себя приоткрытую дверь. Он переступает порог, а секунду спустя чувствует холодное дуло пистолета, впившееся в затылок, и слышит насмешливое:
- Тата-тадам! Папочка дома!
- Мерт, может выслушаешь, прежде чем тыкать этой штуковиной в мою голову?
- Я бы и рад… но не хочу. Сыт до сыта всеми сказками!
- И кем же был этот сказочник-затейник?! Уж не шашлычник ли Джеляль?!
- Оф! Так это отец Джеляль отправил тебя с визитом вежливости? Или… Ты сам проявил инициативу, решив выслужиться перед своим отцом?! – осведомляется Мерт.
- Тебе виднее: мог он меня послать или нет? – Сарп не понимает, зачем подливает масла в огонь и все больше увеличивает пропасть недоверия между ними. Кажется, он делает это по привычке.
- Это было бы в его стиле. И кроме тебя, олуха, он должен был отправить еще кого-нибудь. Я бы уж точно отправил. Чтоб наверняка, знаешь ли. Так, где же твои ЧипэндДэйлз? Засели в засаде?
- Отчего же сам не спросишь у него? Позвоним? Если все же договоримся насчет твоей подружки у моей головы, я даже номер наберу.
- А-а-а! Я бы не советовал двигаться. Последние несколько дней у меня не задались, так что нервишки ни к черту. Палец может дрогнуть и тогда – бум! И нет тебя, верзила!

- Как-то неловко тогда получится, - бормочет Сарп. Громче он предлагает заключить пакт о ненападении: - Может, все же попробуем договориться, братишка?
- Время переговоров окончено.
- Эх, братец, братец, ты себе даже не представляешь, насколько усложняешь мне и без того непростую задачу.
- Жалуйся в профсоюз, братец!
- Сразу, как только цирк-шапито уедет гастролировать в другие места.
- Цирк уедет, а клоун останется?! Послушай-ка, клоун, раз уж мы с тобой здесь треплемся о своем девичьем, может расскажешь, как меня нашел, а?
- Птичка на хвосте принесла, - непроизвольно срывается с губ Сарпа, но он тут же вскрывает карты: - Мелек… Мелек дала адрес. Ей пришлось…
- Мелек?.. Если с ее головы упал хотя бы волос!.. – дуло пистолета больно тычет в затылок Сарпа и тот спешит успокоить Мерта:
- Да не трогал я Мелек, не трогал! И никому другому не позволил бы причинить ей вреда. Уж в этом можешь не сомневаться.
- Мелек, какая же ты доверчивая, Мелек…

- У нее были веские причины нарушить данное тебе слово и, когда ты о них узнаешь… Поймешь, что она не могла поступить иначе и быть может, даже скажешь ей «спасибо»…
- Ты нашел меня, ладно. Дальше-то что?! Какой будет следующая сцена?! Перед тем, как выполнить приказ своего отца, толкнешь душещипательную речь о том, как тебе жаль, что приходится так поступать?!
- Пойми и прими одно: я не собираюсь тебя убивать. Никто меня для этого не отправлял и приказов таких не отдавал. А даже, если бы и отдал – Джеляль Думан или кто- другой… Я – не убийца.
- Допустим, допустим, ты – хороший, хотя и бывший, полицейский, а я – плохой, но тоже бывший, полицейский. Допустим. Я даже тебе подыграю. Но сделаем все по-моему. Знаешь, как мы поступим?.. Сюрприз, сюрприз!.. Ты пойдешь к своему отцу и скажешь, что Мерт придет за ним. Придет, чтобы завернуть шашлычника в дюрюм. Как тебе мой план? Просто, но со вкусом, а?

- И в кого же ты такой упертый, брат?! - Сарп обреченно закатывает глаза и решает, что самое время внести исправления в план, который как-то сразу пошел не совсем так, как хотелось бы. Он разоружает Мерта в считанные доли секунды и отбрасывает пистолет в дальний угол. – Теперь готов слушать или еще хочешь потрещать?!

Мерт не собирается легко сдаваться. Он нападает на Сарпа. Сбивает того с ног и рвется к оружию. Но сам оказывается на грязном полу. Сарп подминает его под себя – руками удерживает за плечи и садится сверху так, чтобы тот не мог вывернуться. Он прижимает Мерта и, не сдерживая сердитых ноток, вопрошает:
- Тебя разве не учили, что размахивать пушкой перед людьми нельзя?! Так можно и пораниться случайно или кого-нибудь ранить!
Небольшой встряской Сарп пресекает попытки Мерта вырваться, а в следующий миг тот морщится, с его губ срывается сдавленный стон, а и без того бледное лицо становится и вовсе белым.
Сарп хмурится, бесцеремонно приподнимает его свитер с футболкой, все еще удерживая рукой, чтобы тот не двигался, и натыкается взглядом на окровавленную повязку, прикрывающую рану на животе –только сейчас он вспоминает, о чем вскользь сказали Мелек с Эйлем. Опешив, он тут же ослабляет хватку и Мерт, воспользовавшись моментом, отталкивает его. За доли секунды добирается до пистолета, хватает его и наставляет на Сарпа.
- В этот раз я все же пущу тебе пулю в лоб, коллега!

- Остановись! Не делай того, о чем потом пожалеешь, Умут! Не глупи! – предостерегает Сарп и Мерт пару секунд просто удивленно таращится на него, а потом заходится в истерическом смехе. Успокоившись и отдышавшись, он притворно сокрушается:
- Умут, Умут, Умут! Брат, видимо, тебя слишком часто били по голове, раз тебе снова всюду мерещится Умут. Или что-то попутал, братишка? А может, решил поиграть со мной?!
- Я не ошибся, - Сарп медленно поднимается с колен. – Не ошибся и мне уж тем более не до игр.

- Значит, это какой-то розыгрыш и нас снимает скрытая камера?! Улыбочку!.. Нелепая уловка, чтобы я потерял бдительность, поплакал у тебя на груди, а потом бы мы вдвоем уехали в закат: ты, как водится, водителем, а мое бренное тело – в багажнике!.. На Оскар не тянет. Попробуй еще раз, Сарп.
- Так по-твоему это шутка? Раз на то пошло, у меня столько же причин сомневаться во всем, что сейчас творится, сколько и у тебя. Но, как видишь, я стою перед тобой и не угрожаю расправой.
- Знаешь, что, Сарп?.. Возможно, ты не врешь, но мне плевать! А теперь внимание: мы подошли к финалу нашей мелодраматичной истории, в которой у тебя будет ровно пять секунд, чтобы убраться ко всем чертям отсюда. И вот еще что: чтобы не тащиться налегке, передай отцу Джелялю, пусть идет на х***! Его «гениальный» план провалился! Я не куплюсь! Больше не куплюсь!
- Да пойми же ты, шашлычник здесь ни при чем!
- Четыре секунды и моя подружка продырявит твою башку, Сарп! Ей уже невтерпеж. Три! Часики тикают!

- Я видел твое фото у Мелек. И та карточка, что ты нашел в лесу – на ней тоже был ты, - частит Сарп. – Мне ее прислали вместе с папиными вещами. Без понятия, кто и в какие игры играет, но я почти уверен, что нашел брата, украденного Джелялем двадцать лет назад. И практически не сомневаюсь, что ты и есть Умут. Только представь, что это может быть правдой. Разве тебе не хочется, чтобы это было правдой?
- Не твое дело, чего я хочу! - зубатится Мерт. – Просто убирайся отсюда, пока я не передумал. Уходи и найди другого добровольца для своих сопливо-слезливых речей.
- Умут…
- Мое имя – Мерт. И с меня довольно этих баек.
- Мне ты не веришь – хорошо. Рассчитывать на что-то другое было бы смешно. А если у меня будут доказательства? Это ведь так просто проверить. Сделаем тест ДНК и выясним все раз и навсегда. Если результат будет отрицательный – ты больше меня не увидишь, а я – забуду о своем существовании.
- Только ради твоих щенячьих глаз и душевного спокойствия, громила, лишь бы ты не рыдал ночами в подушку, - Мерт нащупывает за спиной на подоконнике кусок окровавленной тряпки и подкидывает ее Сарпу. – Этого тебе будет вполне достаточно. Получишь результат, милости прошу к моему очагу.

****************************************************************************

Сарп не вскрывает конверт с результатами анализа, решив, что правильнее будет сделать это вместе с Мертом. Поэтому сразу после лаборатории, отправляется на встречу. Он меняет маршрут: пользуется такси и общественным транспортом и приезжает ближе к полуночи. Сарп рассчитывает, что Мерт дожидается его, но никак не ждет увидеть полицейскую машину. Он прячется на достаточном расстоянии, чтобы видеть и слышать происходящее, но оставаться незамеченным.

- Мерт Карада, ты арестован по обвинению в убийстве полицейского офицера! – Сема, как и всегда тверда и неколебима. Она, как скала, которую не трогают бьющие о нее волны.
Мерт кажется излишне спокойным и пугающе равнодушным. Его усаживают на заднем сидении в компанию к одному из полицейских. Второй ныряет на место возле Семы.

****************************************************************************

Угонять машину Сарпу раньше не приходилось, но все когда-нибудь случается в первый раз. Она в меру быстра и неприметна – лучший из имеющихся вариантов, чтобы превратиться на дороге в невидимку.
Сарп держится от полицейской машины на достаточном расстоянии, чтобы не потерять из виду, ни когда она сворачивает на проселочную дорогу, ни после того, как заезжает на пустырь в центре полуразрушенной крепости. Сарп ничего не слышит, но его сердце буквально заходится в спринтерском забеге, а внизу живота змеями копошатся страх и тревога. Он выходит из машины и прячется за одним из остовов древних великанов. Он видит, как Сема вытаскивает из салона за куртку Мерта и валит его на колени одним единственным ударом. Тот, скорчившись, ловит ртом воздух. Сема хватает его за волосы и тычет в грудь оружием. До Сарпа, стремительно бегущего к ним, долетают только обрывки фраз.
- Отец Джеляль просил передать послание… Он не привык бросать дел на полдороге… Не волнуйся, я покончу с тобой быстро, ты даже не поймешь, что произошло.
Она собирается нажать на курок, но временит - Сарп пихает ее пистолетом между лопаток и предупреждает:
- Убьешь его, а я убью тебя. И затем приду за вашим обожаемым отцом. Покончу со всей вашей шайкой и не пощажу никого, даже его малолетнего сына и жену.
- Вот же, сумасшедший! – театрально ворчит Мерт. – Какого черта сюда приперся?! Сидел бы спокойно дома, да вкуснейшую толму похлебывал!
- Я вообще-то тебя спасаю! – в сердцах возмущается Сарп, будто, кроме них двоих здесь больше никого и нет. Будто все в миг перестали существовать.
- Девочки, вы уже перестали меряться косичками?!
- Нет! – в голос отзываются Мерт с Сарпом.
- Как хотите, это все равно не имеет значения, у меня нет времени на ваши разборки и я, пожалуй, рискну опередить тебя, Сарп.

Два выстрела звучат одновременно. Взрывают ночную тишину, разбивая ее в дребезжащие осколки. Сема безвольной куклой падает на землю, а Мерт пялится на нее расширенными глазами.

- Умут!.. - Сарп садится возле него на корточки и тут же принимается ощупывать – ищет огнестрельную рану. Игнорируя Мертовские протесты, расстегивает куртку, ощупывает его и чувствует расползающееся по плечу горячее и липкое пятно.

- Всего лишь царапина, - отмахивается тот. - Оставь. Бывало и хуже.

Хуже и, правда, бывало. Только тогда Сарп не мог быть рядом. Не мог защитить. А теперь… Теперь все иначе.
- Тебя надо подлатать.
- Будешь косплеить доктора Хауса?! Ты пули когда-нибудь из людей вытаскивал?! Я говорю о живых, имей в виду!..
- Ладно, ладно, не ворчи. Лучше поднимайся, а то еще и простуду заработаешь в довесок ко всему – мама с меня тогда три шкуры спустит, - Сарп помогает Мерту встать на ноги, заставляет едва ли не повиснуть на себе и, придерживая за талию, отводит к угнанной машине, дожидающейся их. Он устраивает его на заднем сидении и доводит до сведения:
- Твое убежище больше не безопасно. Поедем в другое место.
- Ну, спасибо, капитан Очевидность! И как я сам не догадался!? – ершится Мерт, а губы Сарпа непроизвольно растягиваются в улыбке. Глупой, но счастливой улыбке…

****************************************************************************

Другое место - это их старый дом, который Мерт так и не может вспомнить, сколько бы Сарп не рассказывал о том времени, что они в нем провели. Сколько бы не посмеивался – сумрачно, с щемящей грудь тоскою – над трехлетним малышом, который когда-то заслушивался детскими сказками в его исполнении, Мерт по-прежнему твердит одно и тоже – что не помнит ровным счетом ничего.
- Здесь нам тоже нельзя надолго задерживаться. Переночуем, а утром что-нибудь придумаем, - Сарп готовит все необходимое, чтобы обработать раны и перевязать. Для новичка с обязанностями доктора Хауса он справляется неплохо, а Мерт стоически терпит все пытки своего ученика – терпеливо инструктирует и лишь изредка с шумом выпускает воздух сквозь стиснутые зубы. Уже минут через тридцать они оба сидят посреди бывшей детской и Мерт осведомляется:
- Что с доказательствами, которые ты обещал принести? – Сарп не сразу понимает, о чем речь, и Мерт поясняет: - Результаты теста на ДНК? Ты же ведь не просрал его, пока мою задницу вытаскивал из переделки?!

Сарп выуживает из-за пазухи конверт и вручает ему.
- Я еще и сам не знаю, что внутри. Как-то не до того было: спасал твою задницу. Снова.

- Понял, понял, ты спас меня и теперь будешь всю жизнь попрекать этим. Ладно уж, наслаждайся, пока не рассчитаемся. Итак, барабанная дробь, момент истины настал, - деланно торжественно произносит Мерт, медля вскрывать конверт, врученный ему Сарпом. – Громила, обещаешь, что не затопишь тут все, если результат окажется отрицательным?!

Сарп закатывает глаза и нетерпеливо подгоняет его:
- Вскрывай уже этот чертов конверт! Сколько можно тянуть кота за яйца?!

Мерт ухмыляется, но прекращает его подкалывать. Он вскрывает конверт и вытаскивает оттуда белый лист бумаги, сложенный вдвое. Обменявшись с Сарпом взглядом, Мерт разворачивает его и читает написанное в нем. По мере прочтения взгляд у него становится все более затуманенным, а руки заходятся в мелкой дрожи.

- Что там, Мерт?.. Ну же!.. Не молчи, скажи хоть что-нибудь!.. – Сарп не дожидается, когда тот, закончив чтение, передаст эстафету ему. Он едва ли не выхватывает результат теста и вцепляется в короткое «Вероятность родства 99,0%». Сарп переводит взгляд с обнадеживающей цифры на растерянного Мерта: - Ты понимаешь, что это означает?.. Знаешь, о чем говорят эти девяносто девять процентов?.. – Мерт не произносит ни слова. Он просто смотрит на него, как бы безмолвно говоря «Прости меня». Сарп слегка кивает. Он по-дружески хлопает того по плечу и с его губ слетает ответное: - И ты меня прости...

*****************************************************************************

Сарп в охапку сгребает Мерта и порывисто прижимает к себе, не обращая внимания на притворно ворчливое:
- Я вообще-то ранен, верзила!
Сарп обнимает его так, будто боится, что тот вот-вот снова исчезнет. Просто растворится в воздухе, как в том бесконечном коматозном сне. Он сжимает его в объятиях, как самое дорогое сокровище и говорит, обжигая тому своим дыханием шею:
- Как же долго я мечтал об этом моменте. Мечтал о том, чтобы просто увидеть тебя и обнять. Братишка. Умут. Мой Умут. Больше нас никто не разлучит. Больше я никому не позволю тебя забрать, слышишь?.. Никому… Умут. Мой Умут!

- Брат, - срывается вместе с выдохом с губ Мерта.
«Брат», - многократно вторит ему эхо пустого дома.
- У меня есть брат… Даже не верится…
- Да, братишка, - с особой теплотой откликается Сарп. – И с этого дня ты никогда больше не будешь один…

В эту ночь они долго разговаривают. Сарп рассказывает о том, каким был Мерт до трех лет, а тот… Тот делится с ним своим одиночеством и своими детскими страхами. Мерт беззаботно подшучивает над всем произошедшим и над тем, что им еще предстоит, но Сарп и без слов проживает всю его боль пусть и с опозданием на столько лет. Он буквально ощущает ее каждой клеточкой кожи. Сарп не сводит счастливых глаз с брата и ловит себя на мысли, что последние двадцать лет провалялся в глубокой коме, гоняя по кругу один и тот же кошмарный сон, в котором раз за разом терял свою душу. Сон, из которого его вырвал Умут. Умут, вернувший ему душу, а вместе с нею и смысл жизни…

@темы: #ArasBulutIynemli, #CagatayUlusoy, #icerde, #внутри, Iсerde || Внутри (турецкий сериал), Мерт, Сарп, братики Йылмаз, люблюнемогу, прошу во всем винить Э. Крипке!, творечество, фанфикшен (мой)

URL
   

Творческий чердак

главная